Оптимизация сайта своими руками seo обучение.

Анекдоты про Штирлица (161)


Штирлиц разделся и вошел в ванну. Ах, сказала Анна, и обхватила его ногами…
Штирлиц семенил по улице. Прохожие брезгливо отворачивались.
Штирлиц проснулся около семи. «Хорошая девушка», — подумал Штирлиц, когда Семи ушла.
Штирлиц проснулся около двух. «Славные девочки», — размышлял Штирлиц, наблюдая, как обе одеваются и приводят себя в порядок.
Горела свеча, но света не давала. Штирлиц потушил свечу и Света сразу дала.
Штирлиц вышел из воды и лёг на гальку. Галька завизжала и стала отбиваться.
«Стой, кто идёт?» — «Дождь!», — ответил Штирлиц и забарабанил пальцами по стеклу.
Штирлиц вошел в ресторан и решил было снять китель. Фрау Китель отказалась.
А потом Штирлиц вошел в кабинет, чтобы снять кардиограмму. Кардиограмма была не против, но потребовала за это 100 марок…
Штирлиц подошёл к одной из проституток, взглядом знатока осмотрел её со всех сторон и, протягивая деньги, вежливо спросил:
— Тридцать? Я угадал?
— Ты что, охренел? — возмутилась она, — как минимум пятьдесят!
«М-да, старовата», — подумал Штирлиц и спрятал деньги в карман.
Штирлиц бил наверняка. Наверняк отбивался как мог, а Мог был парень крутой. А крутая с кем попало не гуляла. Потому что Кем Попало пытался завербовать её в корейскую разведку.
Штирлиц выстрелил в упор. Упор упал навзничь. Взничь бросился наутёк. Утёк кричал и отбивался.
Штирлиц пёрнул втихаря. Тихарь закашлялся.
Штирлиц шёл по лесу и увидел людей в фуфайках и на лыжах. «Фуфлыжники», — подумал Штирлиц.
Штирлиц проходил мимо людей, сидевших возле костра. «Костраты», — подумал Штирлиц.
Штирлиц ехал на велосипеде и натёр об раму яйца. На следующий день Обрама пришлось кастрировать.
Штирлиц попробовал яйцо под майонезом. Майонезу это понравилось, и он попросил Штирлица попробовать второе яйцо.
Походит Штирлиц к продавцу и спрашивает:
— Почём яйца?
— По три.
— Сам потри! — не растерялся Штирлиц.
Штирлиц никогда не спал. Даже с радисткой он не спал. Он её ебал.
Штирлиц мог не спать сутками. С курами он тоже не спал.
Штирлиц прогуливался по парку. В озере плавали какие птицы. «Утки», — подумал Штирлиц. «Майор Исаев», — подумали утки.
Штирлиц всю ночь топил печь, на утро она утонула.
Штирлиц вздохнул с облегчением и попробовал слив. Слив не работал.
«Это провал», — подумал Штирлиц и бросил в него окурок.
Штирлиц бежал вприпрыжку — в Припрыжке его ждало вино и много девушек.
Штирлиц бежал наперегонки с большими скачками. Качки отстали сразу. На перегонках играли с наёбкой. Наёбка был мастер и бил наверняка. Наверняк защищался, как только мог. А Толька Мог был опытный каратист.
На день рождения Штирлица праздничный стол в рейхсканцелярии поставили буквой «Ш».
Однажды Штирлицу приснился кошмар. Он проснулся в холодном поту с ужасным криком: «Раскрыли! Меня раскрыли!» Потом посмотрел на одеяло, натянутое до подбородка, пробормотал: «Померещилось», — и снова уснул.
Возбуждённый Штирлиц плюхнулся в кресло и быстро, по-мужски овладел собой.
Штирлиц передёрнул затвор и почуствовал лёгкость и удовлетворение.
Штирлиц проснулся, но потом опять уснул. Штирлиц растягивал свое удовольствие… Удовольствие опухло и покраснело.
Штирлиц летел с пятого этажа и чудом зацепился за балкон. На следующий день чудо так распухло, что мешало ходить.
На Штирлица напали пятеро дюжих эсэсовцев. Двое ухватили его за руки, двое за ноги, пятый — за голову. Штирлиц чудом отбился. На следующий день чудо так распухло, что мешало ходить.
Во время войны Штирлиц украдкой кормил берлинских детей. От украдки дети пухли и дохли.
Штирлиц всегда знал, что лучше один раз подслушать, чем сто раз услышать.
Штирлиц принял шифровку. Шифровка оказалась лучше денатурата.
Штирлицу не дошла шифровка из Москвы. Он перечитал её еще раз — шифровка не доходила.
Штирлиц скомкал бумажку и бросил в унитаз. Шифровка попала в центр.
Штирлиц отправил секретное сообщение из комнаты правительственной связи в Москву по факсу. «Дня за три дойдёт», — подумал он.
Штирлиц стоит навытяжку перед рабочим столом Мюллера.
— Ну что, доигрались, Исаев? Получена шифровка из Москвы… ВАС СОКРАТИЛИ!!!
Штирлицу прислали сообщение из центра: «Вам приказано зачистить весь 6 отдел РСХА». Штирлиц долго размышлял, но задание получено, поэтому он пошёл в хозяйственный магазин и купил ведро и швабру.
Штирлиц сидел около радио и ждал сообщение из Москвы, как вдруг диктор заговорила о геологических партиях. Это была шифровка для него, он ждал её уже 5 лет. В шифровке значилось: «Если товарищ Юстас просидит в Германии ещё 5 лет, ему присвоят звание Героя Советского Союза».
Штирлиц вошел в туалет. В туалете журчало. Когда Штирлиц вышел обратно, журчало заторопилось следом.
Штирлиц спустил штаны и посмотрел — хвоста не было.
Штирлиц мылся в бане и случайно замочил занавеску. А не фиг было говорить, что у румынов хуй длиннее, чем у русских…
Выходя из бани, Штирлиц надел шляпу на всякий случай. Шляпа оказалась велика.
Штирлиц вышел наружу — Ружа была агентом польской Дефензивы.
Штирлиц надвинул шляпу набекрень — Бекрень обиделся и ушёл.
Штирлиц подошёл к окну. Из окна дуло. Штирлиц закрыл окно — дуло исчезло.
Штирлиц сидел в комнате рядом с английским резидентом. «Штирлиц, закройте окно — дует», попросил тот. «Do it yourself, you asshole», — последовал незамедлительный ответ русского полиглота.
— Хаю ар ю? — спросил Штирлиц с ирландским акцентом у Мюллера.
— Заебись, — ответил Мюллер по-русски; они отлично понимали друг друга с полуслова. Слово «хайль» использовалось только в исключительных случаях.
Штирлиц стрелял вслепую, но никак не мог в неё попасть.
Штирлиц сидел в кабинете. Вдруг у него за спиной что-то заскрипело. Он выстрелил вслепую. Слепая упала.
Штирлиц выстрелил вслепую. Слепая упала, как подкошенная. Подкошенную он убил на прошлой неделе.
Штирлиц поднял глаза. Этот были глаза профессора Плейшнера.
Штирлиц вошел в кабинет Мюллера. На Мюллере были сапоги из кожи Плейшнера. «Молодец, старик. Не выдал», — подумал Штирлиц.
Штирлиц и Шелленберг стреляли по очереди. Та быстро редела.
Штирлиц и Мюллер катались по очереди на танке, а очередь никак не расходилась.
Раз в неделю Штирлиц и Мюллер брали казённую машину и катались на ней по очереди… Но иногда очередь успевала разбежаться…
Штирлиц ворвался в кабачок, в котором гуляли эсэсовцы, с шашкой наголо, и заорал: «Порублю, суки!!!». Суки быстро скинулись по рублю — все знали, что когда у Штирлица кончаются деньги на водку, он опасен, особенно с шашкой.
Штирлиц, прогуливаясь в парке, напоролся на сук. Там он и заночевал…
Штирлиц был извращенец. После войны во Вращенцах ему поставили памятник.
Шеленберг дал Штирлицу наводку. «Немного, зато в валюте», — подумал Штирлиц, пряча рейхсмарки.
Штирлиц дал пастору Шлагу наводку. Тупой пастор снова принес шнапс.
В кромешной тьме по спине у Штирлица забегали мурашки. «Интересно: вши или блохи?», — подумал Штирлиц.
Штирлиц прятал акции в трусах. Они все не поднимались.
Штирлиц шёл по улице и услышал два выстрела. «Стреляют», — пораскинул мозгами Штирлиц.
Штирлицу выстрелили в голову. «Разрывная», — пораскинул мозгами разведчик.
Штирлиц зашел в лес и увидел — голубые ели. Он присмотрелся и заметил, что они не только ели, но и пили…
Штирлиц лег спать спозаранку. Проснувшись, он не обнаружил ни рации, ни румынской разведчицы.
Штирлиц встал спозаранку и отодвинул занавеску… Он не знал, что и Позаранку, и Занавеску были румынскими разведчицами.
Штирлиц заложил ногу за ногу. О провале своего лучшего агента японцы узнали сразу, но не знали, кто же его заложил.
Штирлиц шёл по улице и увидел, как трое эсэсовцев ставили автомобиль на попа. «Извращаются, гады. Бедный пастор», — подумал Штирлиц.
Штирлиц искал явку. Но сигареты «Ява» в Берлине не продавались.
Штирлиц склонился над картой мира — его неудержимо рвало на Родину.
Штирлиц решил тряхнуть стариной. Он тряхнул, и старина отвалился.
Штирлиц бежал впопыхах и спотыкался. Попыхи были на два размера больше.
Штирлиц бежал по лесу и вспомнил, что впопыхах забыл рацию. Пришлось возвращаться в Попыхи.
Штирлиц впопыхах застрелил Мюллера. На следующее утро в Попыхи приехал взвод карателей.
Штирлицу за шиворот упала гусеница. «Где-то взорвался танк», — подумал Штирлиц.
Полковник спросил у Штирлица:
— Сколько у человека пальцев на руках?
Штирлиц знал, что это обман, у полковника было девять пальцев.
Мюллер составлял как-то раз список приглашённых на новогодний банкет:
— Штирлиц, дружище, скажи мне, ради бога, как правильно пишут твою фамилию — через «Sht», «Scht» или «St»?
— Через «Ш», — уверенно ответил советский разведчик.
— Штирлиц, дружище, помоги отгадать кроссворд, — попросил Мюллер.
— Что там у тебя?
— «Мужчина, который волочится за каждой бабой». Слово из шести букв. Начинается на «Б».
— Борман,— не задумываясь сказал Штирлиц.
Штирлиц стоя у окна, наблюдал, как Мюллер разговаривает с дворниками. «Опять нажрался», — подумал Штирлиц, вышел во двор и оттащил Мюллера от лобового стекла автомобиля.
Штирлиц шёл по коридору Рейхсканцелярии. Из-за угла вышел Мюллер с тремя эсэсовцами. Штирлиц быстро сунул руку в карман и подумал: «Конец». Пошарив в кармане, он задумался: «Но почему он тут?»
Штирлиц выстрелил в Мюллера, но пуля отрикошетила. «Броневой», — догадался Штирлиц.
Мюллер сидел в своём кабинете и читал газету. В глаза ему бросилось объявление: «Поп-группе срочно требуется пианистка». «Обнаглел пастор», — подумал Мюллер.
— Hикак не могу привыкнуть к мысли, Штирлиц, что вы русский шпион! — говорит Мюллер.
— А что здесь такого! Ленин, например, — немецкий!
— Штирлиц, вы еврей! Я прикажу вас расстрелять! — вскричал Мюллер.
— Неправда! Я русский! — ответил Штирлиц.
Штирлиц зашел к Мюллеру одолжить денег.
— А вернёте? — с надеждой спросил Мюллер.
— Гад буду! — ответил Штирлиц.
«Наверняка будет…» — с тоской подумал Мюллер.
— И скажу!!! — сказал Штирлиц.
— А-а-а-а не надо, я уже искажённый, — закричал Мюллер.
Штирлиц рассказал пошлый анекдот и вогнал Мюллера в краску. «Смотри, какой чувствительный», — подумал Штирлиц и закрыл бочку.
Штирлиц сидит в коридоре Рейхсканцелярии и читает шифровку из Москвы. Подняв глаза, он видит, как к нему мелкими шажками бежит Мюллер со зверским выражением лица. Подбежав к Штирлицу, Мюллер выхватывает у него из рук шифровку и… убегает. «Пронесло», — подумал Штирлиц. «Чтоб тебя так пронесло!» — подумал Мюллер.
«Пронесло», — подумал Штирлиц, снимая обосранные штаны.
«Пронесло», — произнёс Штирлиц из вражеского окопа, пряча туалетную бумагу в карман.
Штирлиц метался с Кэт по Берлину уже целый час, а автозаправки или были закрыты или Мюллер повысил цены до предела, чего Штирлиц позволить себе не смог бы.
Штирлиц ремонтировал свой «мерседес-бенц». Его увидел Мюллер.
— А вот теперь ясно, что вы русский разведчик, — сказал Мюллер, — настоящий ариец ремонтирует свой автомобиль на фирменной СТО, и только русские сами чинят свои машины.
Штирлиц промолчал. Не мог же он рассказать Мюллеру, что это благодаря его точным разведданным советская авиация уничтожила все СТО в Берлине.
Берлин. Апрель 1945 года. Штирлиц подъехал к рейхсканцелярии на своем «Мерседес-Бенце». Он вышел из машины и включил противоугонку: в последнее время в Берлине пошаливали партизаны…
Штирлиц хорошо знал пословицу «Какой русский не любит быстрой езды», поэтому, в конспиративных целях, ездил всегда очень медленно. А его перемещения по дорогам Германии передавались по радио, как места наиболее вероятного возникновения дорожных пробок.
— Штирлиц, вы не были случайно в Нюрнбержском зоопарке? — зловещим голосом спросил вдруг Мюллер.
«Зубы заговаривает», — подумал разведчик, но, чтобы поддержать разговор, ответил:
— Не был.
— А зря, там такой замечательный дельфинарий и вход для офицеров совершенно бесплатный! А дельфины… Вы видели когда-нибудь дельфинов, — не унимался Мюллер. Штирлиц, ожидая подвоха, ответил весьма уклончиво:
— Видел, но не всех.
— А ещё там есть крокодилы, бегемоты, обезьяны, кашалоты и зелёный попугай… — продолжал зловеще-восторженно говорить Мюллер, и Штирлиц наконец-то почувствовал, что не зря отдал другу целую пачку «Беломора» — зубная боль действительно утихла.
— Вот я вас и раскусил, Штирлиц, — ехидно сказал Мюллер, — отпечатки ваших пальчиков мне удалось обнаружить на попке этой русской пианистки Кэт. Как вы это объясните?
— Послушайте, Мюллер, я же не спрашиваю, как вы обнаружили эти отпечатки!
Зайдя в свой кабинет, Мюллер был крайне удивлен, увидев там Штирлица, стоявшего рядом с сейфом.
— Что вы здесь делаете, черт возьми? — строго спросил он.
— Жду трамвай, — невозмутимо ответил Штирлиц.
Мюллер вышел из кабинета и, идя по коридору, неожиданно подумал: «Какой, дьявол его разбери, может быть трамвай в моем кабинете?» Вернувшись в кабинет и не застав там Штирлица, Мюллер подумал: «Наверное, уже уехал».
Вербуя Штирлица, Мюллера задаёт вопрос по анкете:
— Сколько вам лет?
Штирлицу выдался случай пококетничать:
— А сколько бы вы мне дали?
Мюллер считал себя тонким остряком:
— Пожизненно.
Однажды у Штирлица сломался бачок, и он вызвал сантехника. Но пришёл переодетый в спецовку Мюллер и починил неисправность. Штирлиц по привычке дал ему три рубля.
— А вот вы и попались, Штирлиц, — сказал Мюллер, — ариец дал бы марку или хотя бы чеки.
— Ни фига, — невозмутимо ответил Штирлиц, — просто я на мели, и поэтому пришлось одолжить деньги у русской радистки.
Штирлиц каждый день бросал немецкие марки на ветер. Ветер всегда дул в сторону России.
Мюллер предложил Штирлицу работать на него.
— Но я уже работаю на Шелленберга, — сказал Штирлиц, — как быть с трудовой книжкой?
— А если завести вторую? — предложил Мюллер.
— Знаю я ваши штучки, — не согласился Штирлиц. — Вы ведь потом пришлёте гестаповца проверять, сколько у меня трудовых книжек.
— С вами страшно разговаривать, Штирлиц, — признался Мюллер. — Вы просто читаете мои мысли.
— А вас, Штирлиц, я попрошу остаться, — Мюллер сидел за столом и грыз семечки.
Тон шефа не предвещал ничего хорошего, но Штирлиц оставался спокоен — что-то до боли знакомое просвечивало сквозь безупречные манеры арийца. «Только русские лузгают семечки прямо на пол», — прокомментировал голос за кадром.
Мюллер вызвал к себе в кабинет Штирлица и ехидно его спрашивает:
— Штирлиц, какого цвета у меня трусы?
— Красного.
— Вот вы и попались! — радостно восклицает Мюллер. — Об этом знали только я и русская радистка Кэт.
— Прекратите ехидничать, Мюллер, и застегните ширинку.
Штирлиц и Мюллер пошли в баню. Когда они раздевались, Мюллер спросил:
— Штирлиц, а почему у вас трусы красные?
— А у нас в Красной Армии у всех такие,— сказал Штирлиц и подумал: «А не сболтнул ли я чего лишнего?»
Штирлиц зашел в кабак, сделал заказ, и, сунув руку официантке под юбку, обнаружил там чей-то хуй и яйца.
— Ну вот, Штирлиц, вы и попались!
— Нет, Мюллер. Это вы попались, — сказал Штирлиц и сжал кулак…
— Где вы так хорошо научились стрелять? — спросил Штирлица Мюллер.
— В Осоавиахим! — отчеканил Штирлиц и задумался, не сболтнул ли он лишнего.
— Хайль Хитлер, — сказал Штирлиц, увидев Бормана, и подумал, не сказал ли он чего-нибудь лишнего.
Штирлиц открыл сейф и вытащил из него записку Бормана. Борман кричал; ему было больно.
Штирлиц дал Мюллеру подписку. Мюллер завизжал и взвыл от боли.
Штирлиц часто сдавал свою голову на проявку, ведь у него была фотографическая память!
За Штирлицем следили. Их было семеро. Мюллер и шестёрка Айсман.
Мюллер как-то позвал Штирлица в пивбар в надежде выставить его на кружку пива. Однако Штирлиц стал рассказывать такие интересные анекдоты про фюрера, что Мюллер заслушался и случайно заплатил. «Все-таки блестящий агент этот Штирлиц, — подумал Мюллер, — какая чистая работа». Больше Мюллер не звал Штирлица пить пиво, а если случайно встречал его в пивбаре, то делал вид, что его не узнает.
— А мне нравится, как вы держитесь, — сказал Мюллер Штирлицу в камере пыток, — другие на вашем месте раскисали.
— Русские не киснут, — ответил Максимыч и по старой привычке погладил Мюллера по лысине.
Штирлиц третьи сутки стоял на своём. Это была новая пытка Мюллера…
Штирлиц настоял на своём — настойка вышла горькая и невкусная.
Штирлиц увидел на деревьях почки.
«Опять Мюллер балуется!».
— Может, снимем девочек? — обратился Штирлиц к Мюллеру.
— Да пусть повисят ещё…
Штирлиц снял девушку, расспросил её и повесил обратно.
— Штирлиц, вам знакомы эти ботинки? — спросил Мюллер.
Голос за кадром: «Штирлицу эти ботинки были знакомы, ведь они были сделаны из кожи пастора Шлага…»
Штирлиц провожал пастора Шлага в Швейцарию. Как только он помог ему пристегнуть лыжи, раздался сильный взрыв и из-за горы поднялось уродливое радиоактивное облако.
— Идите на шум электростанции, пастор, благо теперь её не только слышно, но и видно! — сказал Штирлиц и подумал: «Далеко же продвинулись конкуренты Рунге!»
Штирлиц привез пастора Шлага на швейцарскую границу. Граница представляла собой ущелье с отвесными краями, между которыми был натянут тонкий канат. Штирлиц дружески похлопал пастора по спине, тот сделал несколько неуверенных шагов и с криком сорвался в пропасть.
«А ведь старик совершенно не умеет ходить по канату», — подумал Штирлиц.
Штирлиц проснулся от странного скрипуче-шаркающего звука на улице. Он выглянул в окно — там на лыжах шел пастор Шлаг. Стоял жаркий июльский полдень… «Старик так и не научился ходить на лыжах», — с теплотой подумал Штирлиц.
Штирлиц вошел в кабинет Мюллера и увидел того, лежащего бездыханным на полу. «Отравился», — подумал Штирлиц, поглаживая рукоятку торчащего из спины Мюллера топора.
Штирлиц выбил ногой дверь и на цыпочках подкрался к читающему газету Мюллеру.
Штирлиц шел по улице. Навстречу — Мюллер.
— Хайль Хитлер! — сказал Штирлиц. Мюллер упал в канаву. «Фанатик», — решил Штирлиц и поправил будёновку на голове.
В три часа утра к Мюллеру стучат в дверь. Открыв её, он видит мужика в шапке-ушанке и с автоматом ППШ.
— Верблюды летят на север! — говорит тот.
— Верблюды летят на хуй! — злобно передразнивает разбуженный Мюллер. — А ваш полковник Исаев живёт этажом выше!
Проезжая по шоссе, Штирлиц увидел голосующего Мюллера. Штирлиц чуть было не остановился, но подумал: «Не могу же я подвозить фашистского палача, погубившего сотни советских людей». Через некоторое время он увидел его опять. «Ну не брать же в машину эту грязную двуличную свинью», скривился Штирлиц и поехал дальше. Увидев Мюллера в третий раз, он подумал просто: «Кольцевая».
Штирлиц едет в машине. На обочине голосует Мюллер. Штирлиц, не останавливаясь, едет дальше… Ситуация повторяется… Ситуация снова повторяется… «Кольцевая», — подумал Штирлиц. «Издевается», — подумал Мюллер.
Мюллер подозревал, что Борман — русский агент. Обратился к Штирлицу и тот сказал: «Надо натянуть веревку перед кабинетом Бормана, когда он запнётся, мы узнаем, кто он». Так и сделали.
Идет Борман, споткнулся: — Тьфу, бля!
Мюллер: — Охуеть…
Штирлиц: — Тише, тише, товарищи!
Мюллер вызывает Штирлица.
— Штирлиц, где вы были в 1938 году?
— С вами шеф, в Испании.
— А где вы были в 1928 году?
— С вами на КВЖД…
— А в 1918?
— Василий Иванович?..
— Точно, Петька!!
Штирлиц ходил целый день по коридорам Рейхсканлярии и думал: Айсман — еврей, Мюллер — еврей, Борман — еврей, Кальтенбруннер — еврей, Шелленберг — стопроцентный еврей… а хто ж я тоды?
Штирлиц ел бородинский хлеб с докторской колбасой и жигулёвским пивом, запивая все «Столичной». Напротив сидящий Мюллер:
— Штирлиц, почему вы употребляете только русские продукты?
Однажды Мюллер спрашивал его об этом, на что Штирлиц ответил:
— Вооистину, жрёшь русскую водку, а скажут, что предал Родину.
Мюллер этого не забыл.
Обычно приходя домой с работы, Штирлиц доставал из сейфа гармошку и бутылку водки. Выпив сто грамм, он полчаса играл на гармошке, после чего клал всё на место и шёл спать.
Однажды, придя домой, он обнаружил, что сейф пуст, и тут же позвонил Мюллеру.
— Это вы, Штирлиц?
— Да…
— Насчёт гармошки и водки?
— Вы угадали.
— Вы их больше не увидите.
— Но почему?
— Имейте совесть, не вы один скучаете по Родине…
Мюллер — Штирлицу:
— Штирлиц, вы вконец обнаглели! Вчера вас видели перед рейхстагом, вы шли с красным флагом и горланили «Да здравствует 1 мая!»
— На себя посмотрите, дружище Мюллер. А кто на прошлой неделе на юбилее у фюрера пел: «Ще не вмерла Украина»?
— Где-то я вас видел, — сказал Мюллер Штирлицу.
— Вы меня видели, когда вручали звезду Героя Советского Союза и сказали, что я похож на професcора, и чтобы золото партии было в целости и сохранности.
— Вы помните шифр?
— Естественно, всего 4 буквы — КПСС.
Штирлиц поднимался по ступеням Рейхстага с красным знаменем в руках. Наверху его встретили Борман и Мюллер.
«Егоров», — подумал Борман.
«Кантария», — подумал Мюллер
Борман и Мюллер стоят на балконе, под балконом стоит Штирлиц. Борман:
— Давай бросим Штирлицу кирпич на голову, если заругается по-русски, значит русский шпион! Бросают. Штирлиц:
— Ну всё, пиздец тебе, Борман!!!
Борман:
— Максимыч, хули ты кипишишь, мы же пошутили в натуре, бля?!
Штирлиц, ваша жена — блядь! — сказал Борман.
— А ваша?
— B всё-таки…
Штирлиц заглянул в дупло и увидел светящиеся глаза. «Филин», — подумал он. «Сам ты филин», — подумал Борман.
Мюллеру наконец-то удалось уличить Штирлица в шпионаже. Он тут же арестовал его, приковал цепями в своём любимом пыточном подвале, достал свой любимый пыточный нож и попытался с размаху воткнуть его Штирлицу в череп. Но нож не воткнулся. «Тупой», — подумал Мюллер.
— «Сам ты тупой», — подумал Штирлиц.
Штирлиц приехал в командировку на Сицилию, в Катанию, расположенную под вулканом Этна. Он с любопытством наблюдал очередное извержение вулкана.
— Изверг, — подумал Штирлиц.
— Сам ты изверг, — подумал в ответ Мюллер, который скрывался в кратере вулкана.
Штирлиц вкалывал в своем кабинете с утра до ночи. Однажды его застукал за этим делом Мюллер:
— Я смотрю, у вас дури на всех хватит!
С тех пор стал вкалывать весь отдел.
Штирлиц шел в темноте. Справа мелькнула тень. «Это Борман», — подумал Штирлиц. «Да, это я», — подумал Борман.
Борман выглянул из окна и увидел Штирлица: «Куда это он идёт?» — подумал Борман. «Не твоё собачье дело», — подумал Штирлиц.
На голову Штирлицу упал кирпич. «Вот те раз», — подумал разведчик. «Вот те два», — подумал Борман, бросая с крыши ещё один.
Штирлиц шел по лесу. Сверху на голову упал кирпич. Очнувшись через час, Штирлиц обследовал окрестные деревья, но ничего подозрительного не обнаружил. «Показалось», — подумал он.
Штирлиц долго сидел обнимая винтовку и напряженно смотрел в фотоаппарат. Он ждал птичку.
По приближению Штирлица рядовой вскочил, отдал честь и сказал:
— Господин штандартенфюрер Штирлиц, разрешите доложить…
— Докладывайте, — сказал Штирлиц, махнул рукой и пошел дальше.
Он и сам не любил, когда ему мешали справлять нужду…
Штирлиц выкрал у Бормана важные бумаги и пошел фотографировать их в туалет. Вдруг в унитазе возникает Борман:
— Штирлиц, вы окружены. Со мной тысяча солдат.
— А со мной техника, — сказал Штирлиц, дергая верёвку.
Штирлиц таинственно улыбнулся и плюнул Борману в лицо.
«Что он хотел этим сказать?», — подумал Борман, вытирая слюну.
О, эта загадочная русская душа! Никогда не понять этому толстому арийцу — зачем плюнул русский разведчик. Просто захотелось плюнуть, и он плюнул. Хорошо ещё, что не пристрелил!
Штирлиц ехал на машине по городу и вдруг увидел голосующего Бормана: «У, фашистская гадина, сейчас я тебя ёбну, а потом опять два часа машину мыть?»
Штирлиц шел по ночному Берлину. Вдруг он услышал треск. Этот треск он узнал бы из тысячи других — это был мопед Бормана.
Штирлиц был толст, лыс и злопамятен. А потом всё это свалил на Бормана.
Борман зашёл к Штирлицу и увидел его пьяного в окружении полуголых танцовщиц и кучи бутылок. На полу лежала записка: «Задание выполнено, можете расслабиться. Центр».
Штирлиц, завёрнутый в простыню, вышел в предбанник. Вдруг сзади кто-то громко чихнул. Не задумываясь, Штирлиц развернулся и ударил этого кого-то прямо в красную толстую рожу.
— Вы бы, товарищ Штирлиц, лучше обратно в простыню завернулись,— сказал Борман, почёсывая разбитый нос….
Штирлиц вошел в положение русской радистки. Затем вышел и поставил ее в другое положение.
Кэт подошла к зеркалу и увидела на шее пятно. «Засос», — подумала она вспомнив, как вчера Штирлиц дал ей по шее за то, что она передала «SоS» открытым текстом.
Штирлиц выбежал из дома, где была явка, и плюхнулся на сиденье «Хорьха» рядом с Кэт.
— Трогай! — приказал он.
Кэт потрогала и обалдела…
В явочном месте Штирлиц сидел в машине и ждал радистку Кэт. Внезапно в машину подсел Мюллер. Штирлиц дал газу. Мюллер вышел из машины, так как нечем стало дышать…
Штирлиц достал пачку «Беломора» из ящика стола и выудил из неё две папиросы.
— Хочешь, — спросил он, протягивая одну из них радистке Кэт.
— Хочу, — ответила та и, взяв папиросу, прикурила от свечки.
— Ну, тогда пойдём, — сказал Штирлиц.
— Пойдём, — согласилась Кэт, и они направились в спальню…
Через полчаса они вернулись в гостиную, чтобы подкрепиться остатками ужина.
— А ещё хочешь, — игриво спросил Штирлиц.
— Не, — скромно ответила Кэт, — больше одной пачки в день не курю.
Мюллер спросил у Штирлица, правда ли, что радистка Кэт дала ему показания.
— Показать — показала, но не дала, — сухо ответил Штирлиц.
Радистка Кет села в машину и дала газу. Она не знала, что Газ работает на Гестапо.
Штирлиц задёрнул штору и выключил свет.
— Ложись,— сказал он радистке.
— Я честная девушка,— ответила Кэт.
— Ложись, кому говорю!
— И не подумаю!
— Ложись, падла,— Штирлиц повалил радистку на пол.
— Наглец, — в гневе вскричала она и влепила Штирлицу звонкую пощёчину.
— Дура,— ласково сказал Штирлиц, закрывая её своим телом, — я спас тебе жизнь.
Но ничего не произошло. Штирлиц посмотрел на часы… Через две минуты раздались выстрелы, и на ковёр посыпались стёкла.
«Тормоз», — подумал Штирлиц.
«Сам ты тормоз,— обиделся Айсман,— автомат заело».
— Ну, вот видишь,— обратился Штирлиц к Кэт,— что я говорил!
Но она его уже не слышала, и её мерный храп постепенно перерастал в рёв бомбардировщика.
«Уснула»,— нежно подумал Штирлиц.
«Упала в обморок»,— кокетливо подумала Кэт.
— Как прекрасны мгновения весны! — воскликнул Штирлиц, семнадцатый раз слезая с Кэт.
Штирлиц шел по коридору гестапо. Навстречу ему шла Кэт, а за ней два солдата несли чемодан… «В отпуск», — подумал Штирлиц.
Штирлиц склонился над приёмником и внимательно слушал «Голос Коминтерна». «Коминтерн» немного картавил.
Как-то раз Штирлиц купил себе ружьё и повесил его в квартире на самом видном месте. Всё бы ничего, но однажды в полупьяном разговоре он поведал Айсману о системе Станиславского. С тех пор никто из офицеров вермахта к нему в гости не приходил.
Штирлиц запустил двигатель, поэтому он не завелся.
Дом советского разведчика окружила рота эсэсовцев. Постучали в дверь. «Меня нет дома, идиоты», — проворчал из-за двери штандартенфюрер. Эсэсовцы уехали. Вот так талантливый русский разведчик уже в который раз обводил их вокруг пальца.
Гестапо перекрыло все выходы, но Штирлиц ушел через вход.
Хитлер принимает в своем кабинете Муссолини. Вдруг дверь распахивается, входит Штирлиц, ни на кого не обращая внимания, подходит к сейфу, открывает его своим ключом и начинает рыться в нем, выбрасывая ненужные документы на пол. В кабинете тишина…
— Кто это? — спрашивает совершенно обалдевший дуче.
— Русский разведчик Исаев, — безразличным тоном отвечает фюрер, — У нас проходит как Штирлиц.
— Так почему же ты его не арестуешь?
— А, бесполезно. Всё равно отвертится.
Из сейфа Хитлера исчезли документы. Прошло пять дней, но они не находились. В конце концов Хитлер послал телеграмму Сталину: «Ваши люди не брали мои документы?» В тот же день Штирлицу пришла шифровка из Центра: «Юстас, если вы брали у товарища Хитлера документы из сейфа, то положите же обратно, наконец, люди ведь волнуются.»
Проходя коридорами рейхсканцелярии, Штирлиц заметил пристальные взгляды и понял, что он раскрыт. Единственное, что он не мог понять — что его выдало. Может, кирзовые сапоги или пачка Беломорканала в кармане. Может, фуражка с красной звездой. А может, автомат ППШ за плечом.
— А в связи с чем этот звонок? — спросил Мюллер.
— Мне звонят из Кремля, — ответил Штирлиц.
— А-а-а, — ответил Мюллер и успокоился.
Штирлица раскрыли. Да, подумал он, надо было застегнуться до того, как выйти из туалета…
Штирлиц шёл по коридору. Все офицеры вермахта разбегались в разные стороны, как тараканы — они знали, что Штирлиц просто так по коридору не пойдёт. Они знали, что что-то будет. Что-то очень нехорошее. Обычно Штирлиц ездил по коридору на мотоцикле без глушителя. Сегодня он шёл. Шёл пешком… Быть беде.
Штирлиц дослал патрон в патронник, приложил дуло к виску, нажал на курок. Так сильно Штирлиц ещё не рисковал.
Штирлиц карабкался по крыше Рейхстага с красным знаменем в руках. Снизу на него внимательно смотрели Борман и Мюллер. Ещё никогда он не был так близко к разоблачению!!!
Обычно 23 февраля штандартенфюрер надевал будёновку и, выпив бутылку водки, садился играть на гармошке. Однако на этот раз он отправился в один из берлинских кабаков и, построив веселившихся там гестаповцев, заставил их маршировать, распевая революционные песни. Лишь придя домой, бесстрашный полковник КГБ понял, как был близок к провалу в тот день.
Как-то гестапо решило подшутить над Штирлицем. По берлинскому радио передали, что гестапо взяло русского майора разведки, работающего в СС. Шутка не удалась — на следующий день советское информбюро опровергло дезинформацию, заявив, что майор Исаев, работающий под псевдонимом «Штирлиц», и дальше успешно трудится в тылу врага.
Штирлиц зашел в рейхсканцелярию и на своей двери увидел табличку: «Резидент советской разведки». «Гласность», — подумал Штирлиц.
Мюллер решил устроить субботник, убрать двор рейхсканцелярии. Зовёт Штирлица и говорит ему с ухмылкой: «Штандартенфюрер, вы любите коммунистические субботники?» Штирлиц понимает, что он провален, и над ним просто издеваются; садится за стол и пишет заявление: «Я, советский разведчик Исаев, честно признаюсь, что работаю на СССР под псевдонимом Штирлиц. Признаю свою вину, раскаиваюсь и готов сотрудничать с абвером». Мюллер читает, хмыкает, звонит по телефону и говорит: «Шелленберг, зайдите. Да, стоит! Это надо видеть… Да, почитаете тут, на какие только уловки не идут ваши люди, чтобы отмазаться от нашего субботника!!!».
Мюллер, склонясь над радиоприёмником, слушал очень важные новости на английском языке и делал маленькие пометки в не менее маленьком блокнотике. В кабинет вошёл секретарь Мюллера Шольц.
— Штирлиц идёт по коридору,— зловещим голосом сообщил Шольц.
— По какому коридору?— поинтересовался Мюллер.
— По нашему коридору,— важно сказал Шольц.
— А куда идёт?— продолжал допытывать Мюллер.
Секретарь сделал глупое лицо и пожал плечами.
— Ещё одно непроверенное сообщение, и я вас уволю,— устало сказал Мюллер и выключил радио, — к нам он идёт, Шольц, к нам. И опять будет здесь всем лапшу на уши вешать про отпечатки пальцев, про русскую радистку и про всё такое прочее. Вы, конечно, спрашиваете себя, как я это узнал? Очень просто — об этом сообщили уже все радиостанции Америки!
Очередь за спецпайком в бункере. Стоят генералы. Входит небезызвестный полковник КГБ и, растолкав всех, проходит без очереди. Возмущённые генералы не знали, что Герои Советского Союза обслуживаются вне очереди.
30 апреля 1945 года. Хитлер потерянно бродит по коридорам Рейхсканцелярии. Заходит в кабинет Штирлица.
— Хайль Хитлер! — вскакивает тот.
— Хоть бы ты, Максимыч, не издевался…
Выдавая солдатам гранаты, Штирлиц любил нежно приговаривать: «Получи, фашист, гранату».
«Хорошо иметь своих людей там где надо», — с облегчением думал Штирлиц, выходя из управления радиосвязи Германии, любуясь на продлённую, благодаря звонку Шелленберга, лицензию на любительскую радиостанцию. Штирлиц не знал, что Шелленберг пристрастился к Беломорчику и русской водке и прекрасно знал, что без рации Штирлиц не сможет регулярно получать их из Центра. Иначе стал бы он за него хлопотать!
Штирлиц подошёл к Шелленбергу и дружески похлопал его по плечу:
— Угадайте-ка, что скрывается под русским сокращением «ЦК»?
— Э-э-э, — задумался шеф разведки и масляными глазками посмотрел на подчинённого, — вот только что вертелось у меня на языке…
— Можете и не вспоминать — это был цианистый калий…
Штирлиц шел на встречу со связным. Штирлиц сразу его узнал. В СССР мыло было по талонам.
Шагая по аллее, Штирлиц увидел огромную лужу. «А, по хуй!», — подумал он и смело шагнул. Лужа оказалась по уши.
Штирлиц подошел к явочной квартире и увидел на двери плакат: “Явка провалена!” — «Да, — подумал Штирлиц, — явка действительно провалена. Раньше было написано просто: “Явка”.»
Штирлиц вышел на Штинькштрассе и привычной походкой направился к тому месту, где стоял дом №13. Дома на месте на было. Вместо него в земле зияла огромная дыра. «Явка провалилась», — догадался Штирлиц.
«Какой же я дурак!», — сгоряча подумал Штирлиц.
«Сам ты дурак!», — подумал полковник Исаев.
Гестапо перехватило шифровку: «Юстас, вы кретин. Алекс». Только полковник Исаев мог понять, что ему присвоено звание Героя Советского Союза.
Все шифровки Штирлица были настолько засекреченными, что даже «ёб твою мать» никто не мог расшифровать.
«Поздравляем с рождением сына», — передали из Центра. От радости Исаев прослезился. Отважный разведчик уже двадцать лет не был на родине.
Штирлицу пришла телеграмма из Центра:
«Поздравляем, вы стали дедушкой!»
«Ну, наконец-то! — радостно подумал Штирлиц, — значит, скоро дембель!!!»
Штирлиц подумал. Ему это понравилось, и он подумал ещё.
Штирлиц долго смотрел в одну точку. Потом перевёл взгляд и посмотрел на другую. «Двоеточие», — догадался Штирлиц.
Штирлиц читать умел очень давно. Так давно, что иногда забывал как.
Штирлиц лежал на полу, замаскировавшись под окурок.
Штирлиц подошел к площади и, чтобы не привлекать внимания, пересёк её по-пластунски.
Штирлиц и Айсман шли по улице. Раздался выстрел. Айсман упал, обливаясь кровью. Штирлиц прошел еще сотню метров и пришел к выводу, что что-то здесь не чисто. Он насторожился.
В 9:30 Штирлиц зашел в машбюро. В это время здесь всегда можно было поживиться каким-либо секретным документом: все машинистки уходили смотреть «Богатые тоже плачут».
Штирлиц стоял в туалете и по капле выдавливал из себя раба.
— Я из вас выжму всё до капли, — закричал Мюллер.
— Валяй, — ответил Штирлиц, расстёгивая ширинку.
На плечо Штирлица села муха. «Следят», — подумал Штирлиц.
Штирлиц не любил массовых расстрелов, но отказываться было как-то неудобно…
Весна 1945 года. Штирлиц празднует 9 Мая в одиночестве.
Штирлиц сел на мотоцикл, хлопнул дверцей и уехал.
Штирлиц пошёл в лес по грибы. Облазил весь лес, но ничего не нашёл. После долгих раздумий, проанализировав все факты, он пришёл к выводу: не сезон. Встав из сугроба, пошёл домой.
Подойдя к окну, Штирлиц высморкался в занавеску. Нет, этот не был условный сигнал, просто ему хотелось почувствовать себя русским офицером полковником Исаевым.
Штирлиц зашел в столовую. Заказал гречневую кашу и кофе. Чистых вилок и ложек не было. Пришлось есть руками. За долгое время Штирлиц впервые почувствовал себя советским офицером.
Пастор Шлаг спрашивает у Штирлица в кафе.
— Штирлиц, разве вы не знаете, что колбасу надо брать вилкой?
Голос Копеляна за кадром: «Штирлиц знал, что колбасу надо брать вилкой, но ему хотелось побыть самим собой».
Штирлиц молчал. Он любил слушать голос за кадром.
Дубляж 17-и мгновений весны на узбекский:
— Салямалейкум, Хитляр-ака!
— Салям, сaлям, Штырлыц-батыр.
Проходя по коридору, Штирлиц толкнул дверь кабинета Бормана. Дверь не открылась. Штирлиц толкнул сильнее. Дверь не открылась. Тогда Штирлиц разбежался и ударил в дверь плечом. Дверь не открывается. Голос Копеляна за кадром: «На себя, болван! Дверь открывается на себя!»
Штирлиц разбежался и врезался со всей дури в дверь Бормана. Дверь не пошатнулась. «This door opens elsewhere» — подумал Штирлиц и пошёл искать кнопку в стене. Не найдя её, он полез в Интернет искать walkthroughs и cheat codes.
Штирлиц подошел к стенке и нажал пробел — стенка поднялась. Он снова нажал пробел — стенка опустилась…
«Дверь!» — догадался Штирлиц после минутного раздумья.
Штирлиц шeл по тёмному переулку. За ним увязались два вооружённых эсэсовца. Знали бы они, что любимой игрой у Штирлица было «Return to Castle Wolfenstein»!!!
Штирлиц пишет письмо в конференцию: «Hi, All!». Мимо проходит Мюллер, и Штирлиц поспешно испрaвляет: «Heil Hitler!»
Штирлиц (Исаев) дaвно не получaл писем с Родины… Опять гейт нa Москву зaкрыли!
Штирлиц запустил Outlook Express и надавил Ctrl+M. «Иксклюзивная энформация о сикретном аружии Третьего Рейха!!!!!!!11 Спецеальные придложения для руских ризидентов. Падробнасти на www.razvetka.3r».
«Спамеры», — подумал Штирлиц.
«Сам ты спамер», — подумал Борман.
Идет Штирлиц по yлице и видит как маляp закpашивает нецензypные слова на забоpе.
«Модеpатоp», — подyмал Штирлиц.
Над Берлином пролетает воздушный шар.
«Corel Draw», — подумал Штирлиц.
Штирлиц посылает донесение в центр: «Jgznm рae, fkb 'nb velfrb». «Твою мать!» — выругался Штирлиц и переключил регистр на русский.
После получки Штирлиц пересчитывает рейхсмарки: «1022… 1023… 1024.»
«KB MEMORY GOOD», — подумал Штирлиц.
Штирлиц долго вглядываля в монитор. Ничего не происходило. Тогда он нажал Esc, но по-прежнему ничего не произошло.
— Завис, — подумал Штирлиц.
— Штирлиц, — подумал BIOS и на всякий случай пискнул.
Штирлиц нервно взглянул на часы и поднес их к уху. Часы не тикали. «Электронные», — подумал Штирлиц.
Штирлиц ехал на своём Хорьхе, когда вдруг на светофоре загорелся красный свет. «Опять Мюллер подкалывает», — подумал Штирлиц. Просто сработало чутьё разведчика, и он поехал только на зелёный.
Автомобиль разведчика Штирлица — руль слева.
Автомобиль Джеймса Бонда — руль справа.
Автомобиль агента Малдера — руль где-то рядом.
Штирлиц ехал на шестисотом «Мерседесе» по Парижу. Неожиданно он увидел четырех эсэсовцев, гнавшихся за ним на мотоциклах. «Папарацци», — подумал Штирлиц.
Седьмого ноября Штирлиц надел все ордена и медали и гордо шагал по Берлину. Мимо проехали эсэсовцы на мотоциклах.
«Рокеры», — подумал Штирлиц.
«Металлист», — подумали эсэсовцы.
Штирлиц шел по вечернему Берлину с красным флагом в руках. Навстречу ему ехали эсэсовцы на мотоцикле. «Рокеры», — подумал Штирлиц. «Неформал», — подумали эсэсовцы.
Пьяный Штирлиц вышел из кабачка, собираясь идти в бордель, но, упав лицом в лужу, заснул. Ровно через 15 минут он проснётся, для того чтобы продолжать свою нелёгкую, нужную Родине работу — это годами выработанная привычка.
Выходя из пивной, Штирлиц получил дубиной по голове. Пролежав без сознания несколько часов, он очнулся и встал. «Показалось», — подумал Штирлиц и пошёл дальше.
Когда Штирлиц вышел из ресторана, его кто-то пребольно стукнул по затылку. Штирлиц мгновенно обернулся. Это оказался асфальт.
Выходит Штирлиц из бара и упирается носом в стену.
«И с каких это пор стены стали покрывать асфальтом», — подумал Штирлиц.
Штирлиц ехал по автобану Берлин-Мюнхен. Дорога была прямой, как стрела. Руки разведчика крепко сжимали руль, глаза смотрели вперёд, лицо не выражало ни единой эмоции. Штирлиц спал, спал с открытыми глазами — эту привычку он выработал за долгие годы работы в разведке. Он спал, но он знал, что ровно через три часа двенадцать минут и тридцать восемь секунд он проснётся, чтобы притормозить у первой автозаправочной станции.
Штирлиц очень много работал и практически не спал. Когда у него выдавались свободные 20 минут для сна, он так радовался и возбуждался, что не мог сомкнуть глаз.
Часы пробили полночь. Штирлиц лежал в постели с широко раскрытыми глазами. Бессонница мучила его вот уже третью неделю. Но это его не пугало, он знал, что иногда его организм требует именно таких ночей. В такие ночи ему лучше думается, в голову приходят гениальные планы.
Через двадцать минут в комнату войдёт плотно обтянутая латексом Бессонница и размахнётся плёткой. Она ещё не знает, что Штирлицу незаметно удалось перегрызть кожаные ремни, стягивавшие руки и ноги. Она ещё не знает, что в эту ночь Штирлиц будет спать. Она ещё не знает…
Каждую пятницу ровно в шесть часов вечера Штирлиц приходил в дом №25 по улице «Эзельвег». Он поднимался по лестнице на второй этаж и нажимал на кнопку с обшарпанной табличкой «Фрау Ковальски». Дверь ему открывала маленькая рыжеволосая женщина с огромными, по-рыбьи выпученными глазами — очевидно, от мучавших её запоров. Штирлиц молча здоровался и, едва закрыв за собой дверь, начинал снимать парадную форму. Женщина так же молча раздевалась и занимала привычную позицию на кровати. Зайдя в спальню, Штирлиц некоторое время внимательно смотрел на широкую женскую попу, словно что-то старательно вспоминая. Затем разведчик приступал к решительным действиям…
«Секс»,— почтительно думали агенты гестапо, продолжая настойчиво заглядывать во все потайные глазки и дырочки, просверленные в полу, стенах и потолке. Штирлиц знал, что за ним наблюдают. Его взгляд был серьёзен и задумчиво направлен вперёд. Ни один мускул на его лице не выдавал кипевших внутри эмоций. Не менее серьёзным был взгляд женщины. Только он и она знали, что на самом деле происходило в этой комнате. Штирлиц, используя азбуку Морзе, передавал секретное сообщение в Центр.
«#196$»уцт¶234mлzh®sffhjuer¤ґ»,— думал Штирлиц, переводя шифровку в точки и тире.
«#196$»уцт¶234mлzh®sffhjuer¤ґ»,— старательно запоминала связная…
Штирлиц закончил свою депешу как обычно — ровно в 18:15. Он молча оделся и, уже уходя, оставил на комоде в прихожей пять марок.
«Любовь»,— вздохнули агенты гестапо, отрываясь от глазков и дырочек — дальше им было неинтересно.
«На проезд до явочной квартиры и обратно»,— подумал Штирлиц, с лёгкостью горного козла слетая вниз по перилам. На сегодня его долг перед Родиной был выполнен, и он с чистой совестью направился в ближайший ресторанчик.
Пройдёт совсем немного времени, и ровно в 18:30 связная приедет на улицу Дамэнштрихь. Поднимется на третий этаж дома №26 и позвонит в дверь с табличкой «Херр Кувалка». Ей откроет полный мужчина с большими пшеничными усами, куском сала в одной и стаканом самогонки в другой руке. Это условный сигнал, означающий: «Всё спокойно, я в доме совершенно один». Связная, едва закрыв за собой дверь, начнёт методично раздеваться, а мужчина займёт своё привычное положение на кровати…
«Секс»,— подумают агенты гестапо.
«Новое сообщение в Центр»,— подумают связные, совершая своё очень нужное родной стране дело.
К полуночи депеша по тайным каналам связи прибудет в Кремль…
На подоконнике стояло 93 утюга и три лампы. Штирлиц понял, что явка провалена. Не хватало пяти утюгов.
Штирлиц перешел границу незаметно. Об этом он узнал из утренних газет.
«Это провал», — подумал Штирлиц. Вместо голубой арийской крови в пробирку предательски капала родимая красная.
«Вот кончу службу и куплю себе садовый участок под Рязанью», — думал Штирлиц, подъезжая к своей загородной вилле под Берлином.
Штирлиц шел по улице вечернего новогоднего Ханоя. Вдруг навстречу ему вышел дракон.
«К счастью», — подумал Штирлиц.
«К ужину», — подумал дракон.
Штирлиц шёл по ночному лесу на встречу с профессором Плейшнером. Услышав в кустах шипение змеи, он достал из кобуры именной ТТ и разрядил туда обойму. Раздвинув ветки, он увидел окровавленный труп Плейшнера. «Бедняга, — подумал Штирлиц, — он так и не научился свистеть».
Восьмой раз Плейшнер выбрасывался из окна — яд всё не действовал.
Швейцарцы знают: если на улице Блюменштрассе неожиданно выпадает Плейшнер, значит, это весна…
Плейшнер прикусил ампулу с ядом и вывалился со второго этажа на мостовую. Штирлиц посмотрел на часы.
— Ну что, на этот раз лучше, Евстигнеев. Ещё два дубля, и пойдём пить пиво.
У Штирлица в горле застрял кусок. Доктор извлёк его, деньги они поделили.
Штирлиц увидел на первой странице журнала «Ст.М.» фотографию женщины, а под ней надпись «Мисс-92». «Странно, — подумал Штирлиц, — девяносто два, а как хорошо сохранилась».
Советские самолеты бомбили Берлин. Бомбили беспощадно, но осторожно: каждый лётчик понимал — там Штирлиц.
Штирлиц шел по Берлину. Город был окутан дымом пожарищ. «Блин! Опять утюг дома забыл выключить», — подумал Штирлиц.
Штирлиц проводил Кэт до подъезда. Кэт сказала:
— Давайте встретимся завтра, у роддома…
Штирлиц поднял глаза и увидел в окне свет — урод действительно был дома.
— Кто здесь ходит? Случайно не Штирлиц?
Голос из темноты:
— Вы же знаете, что если даже это я, то всё равно не скажу.
В явочном месте Штирлиц сидел в машине и ждал радистку Кэт. Внезапно в машину подсел Мюллер. Штирлиц дал газу. Мюллер вышел из машины, так как нечем стало дышать…
Штирлиц в трудные жизненные моменты мог довольствоваться малым. Вот только малому это не нравилось.
Штирлиц шел по Блюменштрассе. Вдруг он ощутил, что ему в спину несется смертоносный свинец. Штирлиц свернул за угол — смертоносный свинец с громким хрюканьем пронесся мимо…
Штирлиц подошел к двери и тихонько открыл её. Свет зажёгся. Он закрыл дверь — свет потух. Штирлиц снова открыл дверь — свет опять зажегся.
Закрыл дверь — свет потух. Штирлиц третий раз открыл дверь — свет зажегся. Закрыл дверь — свет потух.
— Холодильник! — догадался Штирлиц.
Штирлиц уже начал засыпать, когда в дверь постучали. «Потом засыплю», — подумал он, накрывая аппарат и пряча сахар.
В дверь позвонили, Штирлиц открыл. На пороге он увидел Холтоффа, тот был в строительной каске.
— Ты чего?
— Да вот, зашёл коньячку-с выпить.
За кружкой пива Мюллер спрашивает:
— Скажите Штирлиц, а какой Ваш любимый фильм?
— «Волга-Волга», хотел было ответить Штирлиц. Но вовремя опомнился и сказал:
—  Фольксваген-Фольксваген!!!
Штирлиц приготовился к бою. Но пришла гёрл.
Штирлиц с Мюллером зашли в бар и трахнули баварского пивца. Баварскому певцу понравилось.
Штирлиц с Мюллером зашли в бар после работы ёбнуть баварского пивца. На следующий день баварский певец скончался.
В машине Штирлиц осторожно выдавил стекло. Потом снова выдавил — и сново немного стекло!
Штирлиц спросил Кэт:
— Вы любите фильмы про любовь?
— Бесспорно! — ответила Кэт.
— А я — с порно, — признался Штирлиц
Штирлиц никому не давал спуску.
Весь спуск он относил в берлинский банк спермы.
Штирлиц ел картофель в мундире. Война уже кончилась, и он не боялся его испачкать.
Штирлиц уходил от ответа, ответ неотступно следовал за ним.
Штирлиц прилёг отдохнуть от непосильных забот на немецкую лужайку. А мимо него проносились «Жигули» и ЗИЛ-130 с прицепом… «Видимо, победа совсем близко…», — подумал Штирлиц.
Штирлиц поймал ворону и набил ей в задницу порох. После поджога бикфордова шнура, ворона взлетела, сделав пируэт, и разлетелась мелкими огоньками праздничного салюта. «Ну чем не Челенджер», — подумал Штирлиц.
Штирлиц напоил кота бензином. Кот прошел пару шагов и упал. «Бензин кончился», — подумал Штирлиц.
Штирлиц погладил кота. Кот умер. Штирлиц плюнул на утюг.
Штирлиц разделся догола, потому что точно знал, что первый гол в ворота немецких «Дойчланд против Штирлиц» забьёт именно он.
Проснувшись утром, Макс ничего не помнит и не может понять, где он. Он думает: если сейчас заговорят по-немецки, его зовут Штирлиц. Если по-русски — Исаев. Голос за кадром: «Ну и нажрались вы вчера, товарищ Тихонов».

Назад | Первая страница | Предыдущий раздел | Начало | Следующий раздел | Последняя страница | Вперёд
Статьи | Знакомства | Языки | Штирлиц | Радио | Почта | Поиск | Программы | Windows | Волга | Одесса | О себе | Ссылки | Контакт
 © Игорь Калинин  2000-2006 Обращений к данной странице www.igorkalinin.com/stirlitz/anecdotes.ru.html